Михаил эпштейн. природа, мир, тайник вселенной...


анненский Иннокентий Федорович
1855-1909

Природа предстает в поэзии И.Анненского в полутонах, переливах и тающих красках. "Лиловый разлив полумглы", "лунно-талые дали", "пыльно-зыбкая позолота" - насыщенные цветовыми оттенками эпитеты передают как бы процесс погружения зрения в природу, смутность первых брезжущих впечатлений. И в самой природе Анненскому ближе всего зыбкие, переходные состояния: талость, дымность, игра отражений, отсветов. В изображении дымов и туманов он не знает себе равных среди русских поэтов ("Дымы", "Трилистник призрачный", "Тринадцать строк", "Контрафакции" и др.). Анненский - поэт атмосферы, пропитывающей и растворяющей в себе все краски, звуки, запахи: отрываясь от конкретных предметов-носителей, они оказываются свойствами самой воздушной среды ("на бледнеющей шири в переливах растаявший свет", "в воздухе, полном дождя, трубы так мягко звучали").

Наследуя элегическую традицию А.Апухтина [с которым его сближают образы злых осенних мух, поздних цветов - "Мухи как мысли (памяти АПУХТИНА)", "Добродетель"], Анненский метафизически углубляет ее, раскрывает усталость, изнеможение, бессилие как внутренние состояния самой природы, выражение ее "истомной" сущности. Снег у него - "ослабелый", "мертвенно-талый", солнце - "усталое", огонь - "желтый", "светящий устало", лед - "нищенски-синий и заплаканный", высота - "померкшая", розы - "поблеклые". В любви именно к такой "изнемогающей" природе признается лирический герой "Мучительного сонета", "Трилистника замирания", "Трилистника ледяного".

Даже жизненные порывы в природе неотделимы от ее же болезненных надрывов, яркие краски - это вспышки недуга: "все маки пятнами - как жадное бессилье", "...чахлые сады // С соблазном пурпура на медленных недугах" ("Трилистник соблазна"; "Сентябрь"). Впервые выявившаяся у Анненского творческая интуиция немощной природы отчасти предвосхищает поэзию Заболоцкого, у которого становится философской концепцией "страдающей" природы.

<назад...дальше>

к оглавлению